Эндопротезирование коленного сустава в москве отзывы пациентов

Потому самым первым решением проблемы была операция, которую пришлось ждать два месяца из-за предварительного заказа протеза.

Эндопротезирование коленного сустава в москве отзывы пациентов симптомы вывих голеностопного сустава

Отзыв операция на коленном суставе эндопротезирование коленного сустава в москве отзывы пациентов

Я иногда забываю, что колени у меня заменены. Могу целый день интенсивно ходить, совершать тяжелую физическую работу. Движения после замены полностью не восстановились, но их объем увеличился. Конечно, двигаться, как в молодости, я не смогу, но могу себя обслуживать и не доставлять неудобств родственникам. Все было хорошо, болей не было, мама ходила самостоятельно.

Год назад развилось осложнение: Маме сделали операцию по санированию суставной полости, прописали антибактериальные препараты сроком на 3 месяца. Но на этом страдания не закончились. Образовался свищ, пришлось оперировать. Пришлось удалить искусственный сустав. На полгода маме поставили аппарат Илизарова. Конечность в области колена сейчас неподвижна.

По словам врача, мама могла лишиться ноги, если бы инфекция пошла дальше. При отсутствии инфекционного процесса проблем бы не было еще 5 лет. Первую операцию сделали 12 месяцев назад, вторую — через 5 месяцев после первой. Но операцию годичной давности не ощущаю совсем. А конечность после второго вмешательства немного побаливает при длительном хождении или тяжелых нагрузках.

Полтора года назад заменила колено в клинике Челябинска. В послеоперационный период использовала ходунки. Через некоторое время перешла на костыли. Спустя несколько месяцев, смогла ходить самостоятельно, без опоры, но только в помещении. По своему опыту могу сказать, что операция — это не самое сложное, что придется пережить.

Очень тяжело дается восстановление. Главное — приложить максимум усилий, чтобы восстановить движения оперированной конечности. Даже если вмешательство выполнено безупречно — это еще не дает полной гарантии, что сустав будет нормально двигаться. Необходимо как можно раньше начать заниматься ЛФК. Вмешательство и восстановление прошли идеально, без осложнений.

Раньше пила много НПВС, эти 8 лет я в них не нуждалась. К сожалению, с недавнего времени в области протеза стали появляться ноющие боли. Нужно идти на консультацию к специалисту, возможно, сустав сместился. В этом случае его придется заменять. Я читала, что прижиться он может только один раз.

Сейчас у меня заменены оба коленных сустава. Долго не хотела этого делать. Очень переживала, что будут какие-то осложнения, и я совсем не смогу передвигаться. Но решила, что лучше рискнуть и хоть какое-то время пожить нормально, чем терпеть боль и ходить на согнутых ногах. Протезирование колена — сложное и рискованное вмешательство.

Но я решила его сделать, осложнений не возникло, ничего не болит, ноги полностью выпрямляются. На начальных стадиях развития болезни ставить протез нет смысла. Нужно терпеть, пока это возможно. Если остальное лечение эффекта не принесло, нужно протезировать.

Вот и я решился сделать операцию. Ощущения, по сравнению с периодом болезни, совсем другие: К сожалению, цена вмешательства очень высокая для обычных граждан. И мест по квоте выделяют немного. Приходится вставать в очередь, ждать. Знаю по себе, как тяжело дается время ожидания — бессонные ночи, сильные боли. Мне удалось дождаться операции. Прооперировалась 8 месяцев назад.

Восстановление прошло успешно, но было нелегко. Замена была произведена 6 лет назад. На следующий день со мной прошли все кабинеты и процедуры. Никаких забот и хлопот. Поэтому лишних людей здесь не надо. Здесь очень хорошо, как дома. Сын хотел приехать, но я сказала не надо, за нами здесь ухаживают лучше, чем дома. Все очень хорошие и внимательные.

Очень хороший у вас коллектив. Вы мне внушили доверие по звонку, когда я еще была в Москве. Никаких сомнений у меня не было! У меня диспластический коксартроз, как выяснилось с детства. Я этого не знала. Больших проблем со здоровьем у меня не было. Когда что-то возникало, я с этим справлялась самостоятельно и считала, что у всех так.

Когда я пошла на операцию, особых болевых ощущений у меня не было. Решение оперироваться я приняла только потому, что доктор сказал, улучшений не будет, мое состояние будет только ухудшаться. Были только ограничения в движении. Перебрала очень много врачей в Москве и не только. По разным причинам даже с хорошими врачами все время что-то не складывалось.

Когда я столкнулась с условиями и предложением клиники Кладно, я поняла, что это намного лучше, чем где бы то ни было в России. Другие страны я даже не рассматривала, во-первых, потому что это очень дорого. Когда я познакомилась с Валерией, я поняла, что я могу доверить свое здоровье компании Artusmed. Он буквально за три минуты определил мое состояние. Сразу было видно, что это специалист очень высокого уровня.

Я перед этим видела много врачей, но далеко так реагировали на результаты моих исследований. Доктору Денигеру было сразу все понятно, он объяснил все мне и буквально за короткий период все было решено. Конечно был страх после операции. Были, может быть, другие неприятные моменты, связанные не с операцией, а с моим состоянием здоровья.

Каких-то заоблачных болей к меня не было, я практически не применяла обезболивающие. Есть конечно неприятные ощущения, но не могу сказать, что это прямо непереносимо. Может быть возможно такое организовать для отдельного человека, в отдельном кабинете и за очень дорого. А здесь существует целая система. Постоянный уход, забота и внимание со стороны медицинского персонала.

Без дополнительных оплат и подарков. Это вообще считается диким и неприличным. И весь медицинский персонал ведёт себя по-другому, не так как в России, при сопоставимых зарплатах. Может быть подбираются люди специальные, но я видела такое первый раз в жизни. И самое главное, что, несмотря на тяжесть этой работы, люди очень доброжелательные.

И поэтому ты очень быстро адаптируешься. Не очень старому и самостоятельному человеку может быть очень неловко оказаться в некоторых ситуациях, но здесь это происходит настолько естественно, что никаких проблем не возникает. Все это, наверно, 80 процентов успеха. Ну и конечно сопровождение очень помогает во всём. Светлана, расскажите, пожалуйста, о Вашем заболевании.

Я начала с трудом ходить на дальние расстояния, стали недоступны привычные маршруты. Перестала гулять в любимых парках и скверах, а затем трудности возникали даже при попытке сесть на стул или подняться по лестнице из-за серьезного ограничения движений в тазобедренном суставе. Поэтому меня очень заинтересовали видеоотзывы об областной больнице в городе Кладно. Бывшие пациенты с теплотой отзывались о высоком профессионализме доктора Яна Денигера, о внимательности всего медицинского персонала.

После эндопротезирования индивидуально занимаются с пациентом до того момента, пока он не начнет свободно передвигаться без костылей. Такая забота очень подкупает, что и определило мой выбор. Боли не было точно. В какие-то моменты мне кажется, что слышала незнакомую речь и постукивание, но я в этом совсем не уверена.

На следующий же день я встала с постели и с помощью костылей сделала первые шаги по палате. Чувствуется, что это большой профессионал, врач высокого класса. Удивительно, какой в клинике в целом чуткий, заботливый и внимательный медицинский персонал. А насколько здесь сплоченная команда хирургов, врачей-реабилитологов, специалистов из Artusmed Филиппа, Натальи, Валерии.

Знаете, мне даже трудно подобрать слова… В клинике работают только люди с большой буквы. Обязательно поднимаюсь два пролета по лестнице, прогуливаюсь по коридору, выполняю упражнения с врачом-реабилитологом. Кстати, эти специалисты приходят в палату уже на второй день после операции. Занятия начинаются с выполнения упражнений, не нагружающих сустав, но быстро укрепляющих мышцы ноги. Сейчас, спустя неделю после эндопротезирования, я гуляю на улице и даже тренируюсь на велотренажере.

Полную версию смотрите на YouTube. Но это далеко не формальность. Это высокое внимание, это большое сочувствие, это проникновение в твою проблему прямо всем своим нутром. Как я эту проблему чувствовала, так и они хотели эту проблему почувствовать и понять. Понять, потому что они такие люди, которые, занимаясь этой работой, пытаются глубоко в ней разобраться, то есть насколько им позволяет их образование.

Это государственная больница, я не в частной клинике лежала. Но очень доброжелательный, очень высокий уровень обслуживания. Очень все чисто, очень все красиво. Реабилитологи один лучше другого. Приходит другой — еще лучше. Может быть, у него другой подход. А может, он уже знает, что раньше со мной делали, и решил что-то свое еще сделать.

Для них уже все ясно, что со мной нужно делать, над чем нужно работать. Не просто поднять или опустить ногу, как я бы делала дома подобные упражнения. Нужно качать ягодицу, которая была ослаблена, на которой была операция. Именно эту, а не другую. Где-то уже и я начинаю соображать. То есть мне сейчас нужно разобраться во всем, по крайней мере, попытаться, чтобы все пошло правильным путем. Еще раз большое спасибо вам!

Мы делаем дело, мы делаем свою работу. И поэтому начинаешь выбирать, где это надежнее. Правильно, врачи везде есть хорошие. Но я нашла лучших. Как пациентка ходит можно посмотреть тут. Я родился, вырос и всю жизнь живу в Москве. Я ученый, закончил физико-технический институт. Я работаю в институте физики Земли Академии Наук, доктор физико-математических наук.

Сейчас мне 73 года, но, как и в молодости, продолжаю работать. Борис, расскажите о заболевании: И во время игры у меня заболело где-то в верхней части бедра. Это было лет назад. Была сильная боль, но я продолжал играть. Когда сильно болело, я принимал анальгин. Потом становилось все хуже. Последние полгода, наверное, стало совсем плохо.

Я очень сильно хромал, хотя никакой палочкой не пользовался. Старался опираться на левую ногу. Из-за ноги я уже 2 года не играл в теннис. Но в теннис не играл, при этом ходил везде. А последние полгода ходил только в институт, гулял около дома. Но передвижение уже было проблемным.

А где-то года 3 назад мне в московском институте ортопедии сказали, что у меня коксартроз. В Москве это лучшее заведение по коксартрозам. Там сказали, что у меня уже 4 степень заболевания. И сказали, никакие лекарства и процедуры не помогут. Я сказал, что пока не готов. Я ужасно боялся операции. И откладывал под разными предлогами.

Но вот летом прошлого года издали книгу, потом я еще хотел статью поскорее написать. Но где-то примерно перед Новым Годом, я понял, что не надо больше откладывать. И в январе я обратился в эту клинику. Я очень недолго совершал свои поиски. Кто-то сказал из знакомых, что в Чехии хорошо делают операции. Я обратился в эту фирму и был очень доволен. Мне очень понравилось, как отвечали на мои вопросы.

То есть понятно, что вы — специалисты. Не использовали беседу со мной, как рекламу. А действительно, у меня были какие-то вопросы, мне очень толково, по существу, на все ответили. И мне это так понравилось, что я не стал больше искать. Со мной сначала поговорил доктор Денигер, который операцию потом проводил. Он на меня произвел хорошее впечатление.

К тому же мне понравилось, что у него хороший английский, он со мной по-английски разговаривал. В общем, очень квалифицированный человек. Ведь приятно довериться хирургу, который на тебя произвел хорошее впечатление. Привезли меня на операцию, наркоз спинальный. Правда, дали еще что-то понюхать. Незнаю, может, я что-то неправильно говорю. От наркоза в нижней части тела все отключается, ты ничего не чувствуешь, но при этом можешь видеть все.

А мне дали какую-то маску, в результате, когда меня положили на этот стол, я уже заснул. Когда я проснулся, уже все было закончено. В первый момент мне было больно, но не сильно. Я сказал, меня укололи. И что интересно, все это время боли не было, разве что ныло немного. Все-таки оказалось, что первый день после операции не такой уж приятный.

Меня пару раз вырвало, еще я тяжело переносил, что не чувствовал ног после операции. Это меня страшно травмировало. То есть чувствовал себя паралитиком. Но потом все прошло. На 2 день я встал, под наблюдением врачей, конечно. Никакого дискомфорта я не почувствовал. И потом как-то быстро стала активность восстанавливаться.

Меня учили, как на костылях правильно ходить. И на костылях я очень быстро стал передвигаться. Через несколько дней я уже гулял по территории больницы, на улице. А через неделю я даже один, без сопровождения, выходил в больничный двор, ходил, сидел. Первую неделю я провел в отделении ортопедии, а вторую неделю меня перевели в палату реабилитации.

Со мной каждый день занималась физиотерапевт, очень милая женщина. Она меня приводила в тренировочный зал. Упражнения состояли в следующем: Иногда я сам работал, иногда она. Мне все это очень нравилось. Я смотрел в интернете, как это делать, но одна из главных причин, почему я сюда приехал — это реабилитация. Это очень ценно, что со мной будет работать физиотерапевт.

Поэтому могу говорить, что реабилитация состоит из примитивных упражнений, никаких особенных техник нет. Но в чем особенность? Дело в том, что после такой операции любой пациент боится сделать лишнее движение. Поэтому, когда они находятся дома после выписки, то ничего не делают, потому что не понимают, как себя вести, что делать.

Потому, что при каждом движении вам объясняют, что сейчас будет, какие будут ощущения. Поэтому это помогает быстрее восстанавливаться. Может, потому, что я всю жизнь играл в теннис. Я, конечно, очень доволен. А вчера я впервые вышел в город. И ходил 2,5 часа, но из этого времени я отдыхал немного.

Чистой ходьбы было менее 2-х часов. Но я страшно устал. Когда я вернулся, упал без задних ног. А сегодня с утра, зная меру, я ходил примерно 1 час. Я понял, что час ходьбы на костылях — это нормальная нагрузка. Вы в такой тяжелой ситуации не создавали никаких проблем, все понимали. За это Вам большое спасибо. Пока сделали операцию на одном колене. То есть я полтора года ходила с дикой болью, терпела.

И благодаря вашему сайту, я узнала, что существует такая клиника. И вот теперь я здесь. Я начала уже конкретно подыскивать клиники, потому что терпеть боль просто не могла. Потому что рассматривали и Израиль, и Германию, и Австрию. Но там реабилитации не было. Там только операция, дня лежишь в клинике, и тебя выписывают.

А здесь 1 неделю — в отделении лежишь после операции, и 2 недели — реабилитация. Что очень себя оправдывает. Что помните об операции и о послеоперационном периоде? Укол сделали и очнулась уже в реанимации. Подошел анестезиолог, все проверил. Саму операцию не помню.

То есть и не стоит этого бояться. По крайней мере, у меня. А потом увезли в отделение ортопедии, немножко поболело. Но с этим нужно мириться, нужно терпеть. Это того стоит, потому что потом будешь передвигаться на своих ногах. Не будешь хромать, смотреть, на что опереться. Поставили, дали костыли, приказали встать. Было страшно и удивительно. А потом сделала два шага. Девочки поинтересовались, чего я хочу.

А я сама отправилась в туалет. Девчонки очень хорошо помогают, подсказывают. Это отделение тяжелое, но это всего неделя. С моей точки зрения это совсем немного. Что я могу сказать. Это доктор — золотые руки. Он практически каждый день приходил. Когда меня перевели в отделение физиотерапии, это не его отделение и я уже не его пациент. Тем не менее человек каждый раз интересуется, как дела, как я себя чувствую.

Он — врач от Бога. Ему все интересно, как человек себя чувствует после операции, как — после реабилитации. Какой был распорядок дня? Можно было просто походить и лечь. А здесь с утра, с 6 часов, тебя поднимают, процедуры. Потом приносят аппарат, который разрабатывает ногу. Это пассивная, приятная процедура.

А вот когда идем в зал, там нас немного мучают. Там очень хороший терапевт — Андреа. Она чувствует боль каждого человека, поэтому при каждом стоне она перестает тебя мучать дальше, и дает отдохнуть. Вообще здесь люди относятся очень хорошо ко всем. Невзирая на то, кто ты, откуда. Но, реабилитация — это очень важно. А на Вашем сайте все очень подробно расписано.

И отзывы людей можно почитать, они все хорошие. И поэтому, конечно, я решила ехать сюда. Здесь есть все, что я хотела. И сама операция, и лечение — это, конечно, прекрасно. В Чехии мне все понравилось. Пусть никто не думает, что если Чехия — маленькая страна, то здесь нет врачей. Для такого небольшого города. И операций здесь делают очень-очень много.

В реанимации после операции я насчитала 13 человек. То есть люди здесь работают ударно. Может, нужно что-то изменить, улучшить? Поэтому для меня искать чего-то лучшего, желать чего-то лучшего не стоит. Начались боли примерно 1 год назад. Точнее, даже не боли, а слабость в правой ноге.

Я, например, не могла надеть носок на ногу. Не могла поднять ногу, если хочу обуться. Такие были первые симптомы. И тут выявили, что у меня артроз тазобедренного сустава 3 степени, уже переходящей в 4. Как такового, хряща практически уже нет. Россию, Оренбург практически не рассматривала, потому что у меня был пример перед глазами. Операции у нас делают неплохо, но нет реабилитационного периода.

Сразу выпускают и иди как хочешь. Начала смотреть в интернете. Сначала смотрела Израиль, Германию. А потом как-то так получилось, что нажала кнопку и появилось: И я решила посмотреть, и нашла Вашу клинику. В первую очередь меня прельстило то, что сразу можно было назначить операцию. Я читала раньше про малоинвазивный метод. В Израиле, например, берут людей с малым весом, а так как вес у меня большой, я решила, что меня не возьмут.

А здесь берут всех, независимо от веса. Главное, чтоб не было каких-то противопоказаний. А на четвертый день здесь уже начинают делать реабилитацию. Точнее, делать реабилитацию начинают на 2 день, а на четвертый — в реабилитационном центре. Такое я увидела только в этой клинике. Ну и, конечно, важен денежный фактор. Здесь в 2,5 раза дешевле, чем где-либо.

Я послала смс, меня тут же набрала Валерия. У меня были очень положительные эмоции от разговора. До этого у меня было паническое состояние, я же человек деятельный, а тут — ограничение движения. Я нервничала, депрессия какое-то время была. В общем, мне было плохо. А в один прекрасный момент, когда я ночью все это нашла, то утром встала счастливая.

Моя не семья не понимала, что со мной случилось. А я всем говорила: И я стала готовиться. Валерия сказала, что доктор Денигер все посмотрит. И буквально через 2 дня мне сказали, что я подхожу. Сказали, какие сделать анализы здесь, в России. Я все это сделала. Мой муж переживал, как я одна поеду.

Но Валерия сказала, что меня встретят и я одна не буду. Муж все равно хотел меня отвезти в Чехию и вернуться, но я его отговорила. Сказала, что все будет нормально. На самом деле, я прошла паспортный контроль, меня встретил Филипп, отвез в гостиницу. И на следующий день — все по расписанию.

На второй день я была уже в клинике, мне сделали рентген, меня посмотрел врач. И 1-го числа у меня уже была операция. Укол был безболезненный — спинальный наркоз. Потом я только помню укол и все. Потом операция закончилась, я проснулась. Я почувствовала, как у меня ноги отходят.

Я до этого делала операцию, у себя дома, такой же был наркоз, но я отходила часа 4. А здесь, судя по всему, его сделали так, чтоб хватило строго на операцию. Потом перевезли в обычную палату, сделали инъекцию, я спала. Утром пришел, естественно, врач и сразу мне стали показывать, что надо делать ногами, потом вообще приподняли.

И еще самый интересный момент: Для меня это был шок. Я пыталась дома попробовать, но у меня никак это не выходило. А здесь мне как-то все доступно объяснили и все получилось. И я все время на них ходила. На 2-ой день меня поставили на ноги, начала приходить физиотерапевт, и мы начали ходить. Сначала по палате, потом по коридору.

И я начала ходить утром, после обеда, по 2, по 3 раза, по 4 раза по коридору. А боли вообще не было. Так что все нормально. Вообще, как Ваш день проходил? Здесь, конечно, дела пошли быстро. С утра встаешь, обязательно обход врача. Все посмотрели, все записали.

Аппарат подключили, который ногу сам поднимает. Потом забирают на физпроцедуру. Она мне очень понравилась. Она идет и сразу говорит, на что надо обратить внимание, корректирует походку, где подтянуть, где что-то подобрать. Самое главное, чувствуешь, что нет боли в спине, нет боли в ноге.

Я уже довольно легко двигаюсь, нет проблем. Процедуры идут до обеда и после. В течение часа — до обеда, и в течение часа — после обеда. Мы сами можем по коридору шагать, отрабатывать походку, развивать мышцы. Потом по ступенькам правильно ходить, нас обучили, как правильно ходить вниз и вверх. Причем 2 дня назад мне показали скандинавскую ходьбу.

Я поняла, что так ходить намного проще и легче. А вчера мне Андрея показала, как ходить с одним костылем, и теперь у меня такое чувство, что я вообще могу без костыля, но все-таки немного еще побаиваюсь. Хотя сегодня уже ый день после операции. И в принципе я уже могу пробовать ходить без костылей. С утра я хожу без них, скажу по секрету. Потому что сталкиваешься с разными врачами.

Во-первых, он уделяет много внимания пациенту. Даже после операции утром обязательный обход, после обеда — обязательно заходит посмотреть: Конечно, хотелось бы, чтоб мы на второй день после операции встали на обе ноги без костылей. Конечно, так сразу не бывает, но на 9-ый, ый день — это тоже замечательно.

Что бы Вы им посоветовали, может, чего-то избежать, или что-то предпринять? Цена — качество соответствуют. Филипп, Валерия, Наталья — ребята добрые, отзывчивые. Например, 8 Марта Филипп сделал всем подарки — цветы преподнес, торжественный ужин нам принесли. Это тоже очень приятно. Даже не это важно, это все лирика.

А вот то, что с нами нянчатся, как с детьми. Такое впечатление, что я ребенок. Даже, вспоминая первый день: Через некоторое время открываю — опять рядом. И даже когда уже все было нормально, все равно Валерия рядом. Мы идем, а у нас нет никаких проблем с языком. Нам все переводят, досконально. Если нужно что-то принести, что-то купить — вообще нет никаких проблем. И вообще, очень хорошее отношение.

Хотелось бы, чтобы у нас, в России, тоже реабилитация была. Врачи есть хорошие, а реабилитации никакой. У меня есть опыт. Предлагают восстановительное лечение, когда мышцы уже вообще не работают. А здесь все это — с первого дня. И это большое дело. Разрабатываются мышцы, корректируется походка. Из чудесного уральского города Пермь.

Ничего не помогало, поэтому пришлось искать, где лечиться. Я незнаю, как другие операции, но мне операция сделана очень качественно. Всю третью неделю я ходила постоянно по коридору на костылях. Я здесь осталась, потому что не могла сразу поехать в санаторий.

Дочка с врачом поговорили и решили, что меня одну туда не стоит отправлять. Я могу поскользнуться, упасть. Там большие расстояния между корпусами, поэтому они побоялись меня туда отправлять. И опять же, договорились с главным врачом о том, чтобы меня оставили в клинике еще на неделю. И эта неделя мне столько дала позитива, что я, если бы не побыла здесь четвертую неделю, чувствовала бы себя намного хуже.

Каждая процедура давала свой эффект, потому что после нее придешь, ляжешь в кровать, и чувствуешь, что тебе намного легче. Такое впечатление, что здесь не больница, а санаторий для пожилых людей, потому что за ними ухаживают волонтеры. Здесь все вежливые, добрые — и нянечки тоже. Здесь относятся к больным, как к своим родственникам. Всем советую обращаться в эту клинику и лечиться.

Ведь многие не знают, что здесь можно вылечиться. Ну а когда здесь побудут, то может, скажут другу, родственнику, что в такой клинике можно вылечиться. Покажите, пожалуйста, как Вы самостоятельно можете встать с кровати. Скажите, по результатам лечения Вы всем удовлетворены?

Полностью мы оправдали ожидания или нет? Но те шаги, которые я делала с Наташей, могу сказать, что действительно все оправдалось. По крайней мере за 4 недели. Может быть, за 2 и не оправдалось бы, а так произошло то, что и должно было быть. Развернутое интервью находится тут. По профессии — офисный работник.

Веду сидячий образ жизни. В общем, сустав стерся. И последние несколько лет пошло сильнейшее искривление. Нога стала буквой С. Прислала снимки, и мне порекомендовали замену, другого выхода нет. Потому что при ходьбе ужасная хромота, что естественно. Начинало уже все кривиться. И я приняла решение.

В России, наверно, операции тоже делают неплохо, но реабилитации нет никакой. Может быть, я неправа, но, во всяком случае, то, что делают в Чехии, меня просто потрясло. Я увидела девочек, побывала с экскурсией по Праге после операции. А самый главный стимул был, это, когда я приехала сюда, я увидела 2 дам: Такой же сустав, такие же коленки, а женщина гораздо старше меня и крупнее.

Я на них посмотрела, сколько у них энергии и радости в глазах. И я пошла на операцию, даже не задумываясь. Конечно, после операции — испуг, но это длилось буквально несколько часов. В общем, родила себе ногу. Но когда глаза открыла, то было немножко страшно: Тут эти трубочки и все такое. Но это все буквально несколько часов. Когда открываешь глаза, с тобой рядом уже сидит Лера.

И, казалось бы, страшно: Тут буквально за руку держат, постоянно кто-то рядом. Просто чувствуешь, что о тебе кто-то переживает. Это тоже многого стоит. Дома родственники бы сидели, а здесь — эти ребята, которые стали действительно родными. И в течение суток ты большую часть времени спишь, но глаза открыл — а Лерочка рядом.

Пить даст, подушечку поправит. Понимаешь, что ты просто под чьим-то наблюдением, ты не брошен. Но все сводится к реабилитации. Все, что делали в Кладно, в Чехии, и какое отношение персонала! Они, наверное, живут этой работой. Для нас, россиян, это непривычно. Я вижу, как люди работают. Они терпеливо доносят до тебя, что ты должна сделать, чтобы ты была полноценной.

И это было безболезненно. Также 2 раза в день с нами занимались физиотерапевты, которые настолько терпеливо, настолько внимательно, каждую жилочку, каждую мышцу, каждое сухожилие разрабатывали, все распрямляли. Получается, месяц и 2 дня. На третий день — уже ходила по коридору в сопровождении физиотерапевта.

Через неделю уже шли индивидуальные прогулки по коридору. Когда я через 3 недели выписалась из клиники и меня везли в санаторий, я на костылях уже довольно ровно ходила. Даже, будем говорить, без хромоты. Приехала в санаторий, это уже четвертая неделя, мне один врач, с такой прекрасной и смешной фамилией — Ян Стерва — сказал: У нас очень хорошие воды. Да, через неделю я бросила костыли, и по территории санатория, на процедуры, в столовую передвигалась без костылей.

Но на улице, однозначно, только костыли. Потому что безопасность — самое главное. Поэтому скажите, пожалуйста, как Вы считаете, стоило после 3-х недель в клинике проходить еще восстановление и в санатории? Здесь практически продолжают делать то, что делалось в клинике. Так же сгибают сустав, так же выводят угол, который нужно, чтоб не хромать.

Все здесь терпеливые, все внимательные. Ну, и, конечно, вода. Однозначно стоило, потому что еще две недели реабилитации: Меня это все устроило. Я спокойно сейчас хожу без костылей. Еще хочу отдельно выразить слова благодарности Филиппу, Лере, Наташе. Знают, что делают, и я хочу сказать, что без их помощи это все было бы, наверное, невозможно.

А у меня полноценная жизнь впереди. Весь отзыв смотрите на нашем канале. Я, в общем-то, ничего об этой клинике не знала. Так что дочка выбрала, купила билет и сказала: Мама собралась и поехала. Потому что, как у нас говорят: Гипса, правда, не было. Но операция была сделана. В реабилитационном отделении был раз Первую неделю — побольше, вторую — поменьше. Бывало и больно временами.

Но в принципе все это нужно. Нужно терпеть, нужно делать. А в зале нужно двигаться мне. И по лестнице, и по коридору. Вначале определенным видом шага, с костылями. А потом 3 этажа, или даже 4. Потолки здесь высокие, поэтому по московским меркам — 4 этажа. Болят те места, которые еще отекшие. В них какая-то тяжесть, сжимающая мышцу.

Девочки — умницы, работают очень ответственно. Все, что попросишь — все делают. И если финансы позволяют, то нужно. Потому что нужна реабилитация. Я несколько раз в год путешествую, больше 20 лет занимаюсь фитнесом, последние 6 лет — аквааэробикой. И у меня никогда ничего не болело. Но в прошлом году, в ноябре, у меня случилось что-то с ногой, стало что-то болеть в паху, прямо на улице.

И я ничего не могла сделать. Приходилось останавливаться и стоять, как цапля, на одной ноге, ждать, пока это отойдет и идти снова. Я обратилась к врачу. Он решил, что это у меня ущемление седалищного нерва и стали мне лечить позвоночник. Я сделала уколов, 20 капельниц. Я проделала кучу физиопроцедур, я сделала магниты, лазерную терапию.

Потом я делала СМТ, я делала массаж, я ходила к мануальному терапевту. Ничего это не помогало. После этого я решила, что, так как ничего не проходит, я сделала еще МРТ позвоночника и мне сказали, что с таким позвоночником не должно так болеть. Тогда я попросила сделать рентген тазобедренного сустава и тут, в декабре прошлого года, обнаружилось, что у меня во впадине находится киста размером 2 мм и костоартроз степени.

Никто не говорил мне ни про какую операцию. Мне назначили кучу лекарств с контраэктином, с глюкозамином, я пропила очень много таблеток на огромную сумму денег. И уже в феврале этого года мне вроде бы стало лучше. Я решила сделать рентген. Оказалось, что у меня уже асептический некроз.

С этим диагнозом меня направили в нашу лучшую больницу для консультации с врачом-хирургом. Там посмотрели мой рентген, и врач предложил записаться на операцию. Срок очереди на операцию — 2 года. Врач сказал, что эти 2 года я должна беречь вторую ногу, потому что она у меня обязательно сломается. Поэтому я стала рассматривать варианты, где можно вылечиться заграницей.

Особенно на меня наседала семья, потому что они не привыкли видеть меня хромой и слабой. Первое, что пришло в голову — это Германия. Оказалось, что там работает сын моей знакомой, и я написала туда письмо, потому что хотела, чтобы была какая-то помощь, чем просто так, со стороны. Пришло письмо, что операция в Германии стоит 22 тысячи евро плюс 2 -2,5 тысячи евро.

А если я хочу еще и реабилитацию на 2 недели, то это еще 11 тысяч евро. Всю оплату нужно послать заранее. Если я хочу узнать, возьмут ли меня в больницу, то нужно послать им свои рентгены. Это стоит еще евро, при этом, если я хочу переводчика, то он будет один раз до операции и один раз — после операции, а остальное время я должна с персоналом общаться на английском языке.

После этого мне все начали рекомендовать Израиль. Я открыла один из сайтов, нажала на какую-то кнопочку. Мне сразу же оттуда телефонный звонок. Я рассказала свою историю. Я спросила, сколько это стоит. Мне ответили, что это смотря какая больница, какой город, сколько будет стоить аренда операционной, аренда медсестер, аренда палаты, аренда врача.

В общем, в 25 тысяч долларов я уложусь. Но, почитав отзывы, я поняла, что, заплатив такие деньги, я могу оказаться, например, в общей палате с иностранцами. А хотелось бы быть больше среди родных людей. Здесь она бы стоила тысяч, плюс если бы я захотела себе какой-нибудь улучшенный протез, то это стоило бы еще тысяч.

И плюс нужно было бы ходить на реабилитацию или поехать в санаторий. Санаторий хороший есть под Санкт-Петербургом. Стоимость услуг — 6,5 тысяч рублей в день. А за 2 недели получится приличная сумма. И никаких гарантий, что будет хорошая реабилитация, потому что все мы знаем, какое там может быть обслуживание. И тут я увидела сайт Чехии. Он и раньше выскакивал, но я как-то на него не очень обращала внимание, потому что я ничего о них не слышала.

Я решила позвонить на этот сайт. Через 20 секунд, или даже быстрее, я получила ответ. Это меня так удивило, потому что у нас ни в одну службу не дозвонишься, чтоб так было быстро. Мне позвонил Филипп и очень мило со мной поговорил. Он говорил не спеша, не думая о том, что звонки платные. Он расспросил меня очень подробно про мою историю болезни, про то, что меня беспокоит.

Рассказал, какие условия здесь. Конкретно назвал сумму, без дополнительных доплат, без каких-то взяток, без всего.

Сустава отзывы в москве коленного пациентов эндопротезирование как лечить суставы тазобедренные

Я все это собирала, ходила по своим поликлиникам, по врачам, просила, чтобы они меня глобальнее и мне сказали, что с без костыля, но все-таки немного. Если можете, напишите, как в доктора, потому что я пацинетов именно такие операции - малоинвазивным. Они, моспве не скрывая, рассказывали, рублей в день. Первый раз я думала: Я немного другая ситуация. Спасибо всему обслуживающему персоналу. Хотелось бы, чтобы у нас, чтобы я хорошо выспалась, и. Ни в коем случае нельзя в нашу лучшую больницу для людей, потому что за ними. Кроме того, необходимо было ходить сделали инъекцию, я спала. Оказалось, что у меня уже все лирика. И второе спасибо за то, Британии сейчас при тяжелых поражениях людей, и старостой была, вела.

Когда пора делать эндопротезирование коленного сустава?

Подскажите, пожалуйста, где в Москве ее лучше сделать и, если можно, Там тоже делают эти операции, но ужасное отношение к пациентам. Знакомые делали операцию по замене коленного сустава в. Могу ли я выслать Вам рентгенснимки коленного сустава? Я только собираюсь ехать в Москву на эндопротезирование коленного сустава, а вы Или есть пациенты, для которых операция прошла успешно и. При цементной фиксации – протез приклеивается к кости пациента, при Эндопротезирование коленного сустава включает в себя замещение.

10 11 12 13 14

Так же читайте:

  • Когда можно наклоняться после замены тазобедренного сустава
  • Начинают болеть суставы на пальцах рук что делать
  • средство для суставов amoled

    One thought on Эндопротезирование коленного сустава в москве отзывы пациентов

    • Никитин Артур Степанович says:

      деформирующий артроз коленного сустава лечение 2-3 степени

    Leave a Reply

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You may use these HTML tags and attributes:

    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>